Биографический очерк общественного и политического деятеля Капитан Татьяны Анатольевны.

Если начинать писать свою Судьбу сравнительно с Эпохой, то можно забраться глубоко и в историю, и в Судьбу не только твою, но и страны.

Один дед по отцу, офицер, уроженец села Кинель-Черкассы Куйбышевской области, погиб 14.08.1943 г. за Оборону Ленинграда и лежит в деревне Пустошка Ленинградской области. Награждён за полгода до смерти орденом Красной Звезды, о чём я узнала из Центрального военного архива в Подольске. Другой — по матери — расстрелян в 38 году по приговору Читинской тройки и реабилитирован в 1956-м. Место захоронения неизвестно.

Мама с её сестрой ещё почти ребёнком прошла лесоповал, а вдова деда, её мать, так и не узнала судьбу своего мужа.. Ждала всю жизнь. Брат мамы сгинул в первые дни войны под Москвой, куда были брошены сибирские подразделения. Его тоже ждали живым. Вдова погибшего деда, моя бабушка, была труженицей тыла в Забайкалье, куда они были переведены перед самой войной и откуда деда призвали на фронт; за что была награждена медалью.

Наш неродной дед, появившийся спустя многие годы после войны, тоже воевал, но с японцами. То есть, сама эпоха коснулась моих родов со всех сторон.

Оставшись сиротой в 15 лет, научилась выживать и бороться с самого детства. Советское время позволило получить два образования. Средне-техническое, после чего работала заместителем начальника смены на Центральном телеграфе на Дальнем Востоке; а потом высшее гуманитарное.

В жизни пришлось послужить в ВМФ по специальности связиста. Работала на университетской практике в деревенской школе в Забайкалье, а во время учёбы в техникуме почти целое лето в пионерском лагере под Хабаровском, что тоже является хорошим опытом. Со своими первыми учениками на связи до сих пор.

В годы лихолетья в начале нулевых освоила навыки работы на ММВБ и более 7 лет работала на бирже. Этот опыт интересен не заработком, который часто в беззаконии у меня просто крали; а умениями и навыками ориентироваться в любых новостях, видя во всём причинно-следственные связи, и в основном всё более и более разрушающейся страны.

Также работала в ДОСААФе, пока организация совсем не развалилась. В 90-е во Владивостоке во времена борьбы Виктора Черепкова с обалдевшей от безнаказанности и воровства властью неоднократно сталкивалась с ним то на митингах, то ещё ранее в госпитале, где лежали спасённые им от дедовщины на о. Русском матросы. С некоторыми общаюсь и встречаюсь на тропе борьбы до сих пор.

Судьба всё чаще сводила с Виктором Ивановичем то в военно-морском училище, где учился его сын, во времена, когда Черепкова гнобили и пытались скинуть с поста мэра; то в полёте из Москвы во Владивосток; то на выборах. Пока окончательно мы с ним не стали уже вместе бороться за правое дело.

Если говорить о моей активности, то всю сознательную жизнь я на общественно-политическом посту. Всегда на общественных началах без всякой оплаты. Люди по регионам знают и часто обращаются за помощью со своими злободневными проблемами.

После ухода Черепкова считаю себя по-прежнему членом его партии «Свобода и Народовластие» и активным деятелем в его Комитетах.

Нынешнее время таково, что нужно объединяться всем вне зависимости от того, где и в какой организации мы состоим. Страну надо спасать, кадры воедино собирать, использовать и наработанный опыт, и новые веяния жизни во всех направлениях.

В ногу со мной шагают молодые черепковские ребята, которые не собираются сворачивать с намеченного нашим лидером и учителем пути. Дело Черепкова живёт и ещё зазвучит громко!

Профиль Instagram  Профиль Facebook

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *